Шаблоны для сайтов в системе uCoz
Главная » Статьи » Фанфики

незабудки (перв. название)

Разве камень может заменить душу? Разве камень может заменить сердце? Но отчего же тогда хочется осторожно коснуться холодной поверхности и тихо нашептать о том, что в сердце наболело? Отчего же хочется оросить землю слезами? Отчего же бьется мысль, что все это мираж, обман, страшный сон? Отчего в молчании немом надеешься на ответ?  Ведь гранитный камень так и останется бесстрастным к этим мукам.

***

Все вокруг изменилось. Все стало совсем иным. Юри никогда не думал, что всего лишь один человек может так сильно влиять на мир вокруг него. Вечно суровый Гвендаль смотрит на короля волком, как бы ни старался этого скрывать.  Конрад ведет себя как обычно, словно ничего не случилась, но тоска, поселившаяся глубоко в его карих глазах, говорит лучше любых слов. Грета хочет показаться веселой и взбодрить своей улыбкой всех, но ее глаза часто бывают красными от непрошенных слез. Шери-сама,не покидающая в последнее время замок, не смотрит в сторону Его Величества Мао.Кажется, что весь замок пропитался чем-то донельзя горьким, отравляющим и не дает жить его обитателям спокойной, беззаботной и радостной жизнью.

 - Ваше величество, – вздыхает Гюнтер, – вы снова меня не слушаете. Вашевеличество!

 - А?

 - Ваше величество. Не смотря на то, что вы повзрослели, вам следует запомнить, - подняв указательный палец кверху, начал нравоучение фон Крист, - что не знать истории – значит всегда быть  ребенком. Тем более история – это философия в примерах. Наши предки оставили нам бесценные знания и примеры, которые позволят нам не совершать их ошибок и перенять лучшее.

 - Ха-ха. Да-да, хорошо, Гюнтер, – Мао неловко почесал затылок и расплылся в улыбке. Но веселье было напускным, а поэтому уголки губ уже через пару секунд вновь опустились.

 - Выше величество… Юри, поймите, вашими думами его не вернуть. А слезами не помочь. Если что-то предначертано кем-то свыше, мы не в силах этого изменить. И не помогут ни борьба, ни слезы, ни стоны, ни молитвы.  Прекратите корить себя и живите дальше. Вы лишь истязаете себя, а ведь ему от этого никакой пользы.  Вы со слезами проводили его, и отпустите же, наконец. Все мы смертны. И все мы уйдем в уготовленный срок.

 - Давать советы легко. Гюнтер, давайте лучше продолжим занятие, – улыбка вновь расцвела на лице Мао.

 - Нет, – учитель с громким хлопком закрыл толстый фолиант,– на сегодня это все. Ступайте. Гвендаль ждет вас для подписания бумаг.

 - Эмм… Хорошо, – замялся Шибуя от такого поведения вечно спешащего научить его всему фон Криста.

– Увидимся за обедом.

 Когда тяжелая дверь закрылась за королем, советник устало присел на край стола. Верно говорили мудрецы: «Кто страдает, тот помнит». И как бы ни старался скрыть этого Шибуя, все его эмоции можно было прочитать, как открытую…

 Книгу в толстом переплете Волфрам не глядя кинул на стол.

 - Что ты ищешь? – отмахиваясь от поднявшейся пыли, поинтересовался Юри.

 - Книгу. Очень старую книгу. Я хотел показать ее тебе, – очередной внушительный фолиант выскользнул из рук блондина и с глухим звуком упал на пол. Аристократ недовольно цокнул языком, спустился со ступенек и поднялся  обратно, возвращая ценный клад знаний на законное место.

  - И что же там такого интересного? – на самом деле Шибуя не очень жаловал книги и историю.

 -Не скажу. Сам увидишь.

 Мао пожал плечами, мол: «Как скажешь».

 - Да где же она! – не выдержал фон Бильфельд. Его взрывной темперамент не позволял ему ждать долго что бы то ни было или терпеть неудачи хоть в маломальском деле. – Она должна была быть где-то здесь.

 - Вольфрам, может, просто расскажешь? – предложил скучающий Юри, сидя на столе.

 - Нет! У меня не так красиво это выйдет, как написано в этой книге, – безапелляционно возразил жених.

 – Тем более, – стушевался он, – я не помню имен.

 - Ничего страшного, я тебя и так послушаю, – не переставал настаивать король. – Ну, пожалуйста, Вольфрам.

 Блондин еще какое-то время стоял на лестнице, взвешивая все «за» и «против», после чего все же спустился и сел на стол рядом с Шибуей, не смотря на то, что этого не позволяли приличия.

 - Эта история существовала в те времена, когда еще не было Нью-Макоку, Властелина и Шин-О. Я не знаю, из каких она земель, – признался аристократ.

 - А я и не знал, что до Шин-О существовали легенды, – удивился Шибуя.

 - Пф, конечно, ты же слабак.

 - Не называй меня слабаком, – привычно отозвался на уже приевшееся прозвище король.

 - Однажды во дворец явился бог смерти, противник света, – проигнорировав реплику Юри, начал свой рассказ жених. - Он пришел за душой короля, но не застал его. Вместо правителя бога встретила королева. Она решила пожертвовать своей жизнью ради любимого мужа и, как она сама сказала, более полезного для народа и страны короля. Смерть согласился на это и забрал женщину в подземное царство, позволив ее супругу жить. Но в то время в городе был гостем некий герой, чья сила не знала себе равных. Узнав о всеобщем горе, он решает им помочь. Спустившись в царство мертвых, он нашел смерть и царицу. С боем он отбил прекрасную женщину и вернул ее королю, но это было ни к чему. Прекрасный бог успел пленить сердце красавицы. И по возвращению домой, когда возводились почести герою и пир шумел вовсю, королева поднялась на крышу и, попросив прощенья у семьи, шагнула вниз.  В тот миг любимый подхватил ее, обняв нежно черными, как смоль, крыльями, и они вместе воспарили вверх. *

 Вольфрам замолчал, рассматривая свои руки.

 - Какая-то печальная история, – после минутного молчания поделился своим впечатлением Шибуя. – А что потом стало с королевой и смертью?

 - Не знаю, – пожал плечами фон Бильфельд. – Продолжения у истории нет. Но когда они спускались в царство смерти, бог предложил быть вместе и стать, как он – бессмертным, хоть сердце и не будет биться. Наверное, все так и обернулось. 

 - Ясно. А почему ты хотел показать мне именно эту книгу? Там только эта история? – Принц отрицательно покачал головой.

 - Юри… – после некоторого молчания повернулся к жениху блондин.

 - М?

 - Юри, знай, что я готов отдать жизнь за тебя, если это потребуется!– откровенно заявил Вольфрам.

 - Вольфрам, не говори глупостей – улыбнулся Шибуя, смотря в полные уверенности янтарные…

 Глаза Гвендаля всегда пугали Юри. Точнее, взгляд. Уверенный, грозный, пронзительный. Он всегда пугал, заставляя невольно уважать и теряться перед его обладателем. Только теперь во взгляде читалось еще и не скрытое обвинение, если не презрение.

 - По нашим сведениям, мятежники собираются через три месяца, после празднования сбора урожая в деревне М.  Предлагаю отправить туда вооруженный отряд.

 - Нет! – сию же секунду возразил Юри. – Я не хочу насилия. Победы должны быть бескровными. Мы не воевали с Великим Шимороном, почему же вы считаете, что я позволю поднять клинки на своих же людей?

 - Они учиняют мятеж иразбой. Сеют смуту. Вот почему, – привел весомые аргументы маршал. – В конце концов, по той причине, что они развязывают ту самую войну, начло которой вы такстрашитесь. Уж лучше уничтожить эту горстку глупцов, чем потом вся страна будет выжжена, поля вытоптаны, а земля пропитается кровью.

 - Он прав, Шибуя, – вставил свое слово великий Мудрец. – Я понимаю, что голос истины противен слуху, но правда перед тобой.

 - Почему же все так? – горестно вопросил Шибуя. – Почему? Почему люди не хотят жить в мире? Почему сопротивляются и презирают все мои благие поступки?

 - Делать хорошее и слышать дурное – удел правителей, – поправляя очки, заметил Мурата. – И ты забываешь, что в этом мире долгое время были свои порядки и моральные устои. А ты в чужой монастырь пришел со своим уставом. Глупо считать, что люди так быстро изменятся, особенно крестьяне. Они менее образованны, чем высшее сословие, и их тяжело переубедить в уже сложившихся устоях. Тебе придется запастись терпением: Шин-Макоку тоже не за один день строился. И если сейчас ты не прольешь кровь, ты потеряешь все, чего добился.

 В речь Мудреца никто не вмешивался, внимая всему, что он говорит. И в наступившей тишине все ждали ответа короля.

 - Но…  - попытался достучаться до своих советников Мао, - но разве нам не говорили, что тот, кто хочет править спокойно, должен охранять себя не копьями, а общей любовью.

 - И как ваша любовь смогла спасти Вольфрама? – не выдержав, со злостью в голосе спросил Гвендаль. Все замерли.

 - Вы говорите так, словно я желал его смерти! – не вынес обвинения Шибуя, вскакивая со своего места и ударяя ладонями по столу. – Я также как и вы не хотел этого!

 - Это из-за тебя он погиб. Из-за твоей глупости. Если бы не ты, он все еще был бы жив, – холодно произнес Гвендаль с ненавистью в голосе. Юри замер на месте, со слезами на глазах смотря на старшего брата Вольфрама.

 - Гвендаль! – попытался приструнить мужчину Гюнтер. – Ваше величество, простите его. Давайте сделаем перерыв.

 И не дожидаясь положительного ответа, схватил фон Вальде за руку и потащил прочь из зала.

 - Юри…Мао упал обратно в кресло, пряча лицо в ладонях.

  - Юри, не слушай Гвендаля. Не вини себя. Ты не виноват, – попытался успокоить короля Конрад.

 - Нет, он прав, – боль в голосе. – И я сам это прекрасно знаю. Если бы не я…

 - Юри, Вольфрам знал, на что шел. Это его выбор. Уважай это и не кори себя напрасно...

 - Шибуя, блаженнее всего для человека – умереть счастливым, – поведал Мудрец. -  А для лорда Бильфельда великим счастьем было защитить тебя.

 - Лучше бы он никогда не познал такого счастья, – тихо ответил…

 

Король медленно отступал от разгневанного жениха.

 - Юри! – в голосе не скрытые нотки негодования.

 - В..Вольфрам, я сейчас тебе все объясню, – нервно начал оправдываться Шибуя.

 - Ты! – мгновение, и блондин стоит вплотную к королю, вцепившись в его одежду и встряхивая. – Да как ты только посмел…

 - Вааа!..  – неосторожно сделав шаг назад, Юри споткнулся и полетел на землю, увлекая за собой не успевшего осознать происходящее фон Бильфельда.

  - Больно... Вольфрам, ты в порядке? – обеспокоенно спросил у жениха Мао, но тот, ничего не ответив, продолжал лежать в защитных объятиях короля, уткнувшись носом тому в грудь.

 - Вольф, – повторно позвал лорда Юри, и снова нет ответа. Блондин, медленно подняв взгляд на лицо короля, посмотрел в черные, словно антрацит, глаза, краснея, как майская роза. Миг. И вот уже Вольфрам вскакивает на ноги и, бросив обвинительное: «Слабак», исчезает с глаз долой.

 - Действительно глаголят истину: «Гнев любящего недолог», - восхитился Шин-О, сидя на плече Мудреца и наблюдая за тем, как немного ошарашенный Шибуя поднимается на ноги.

 - Думаю, их союз будет удачным, – поправляя очки, высказался одноклассник короля, – со временем, с легкой руки Шибуи, лорд Бильфельд изменится в лучшую сторону и верно будет подле него. Эх, Шин-О, теряешь сноровку вездесущей свахи. Удачный союз – и без твоего вмешательства. Как-то с трудом вериться.

 - Что-то ты рано их связал узами брака, – усмехнулся Истинный. – Или же тебе известно то, что скрыто от меня?

 - Что вы, конечно, нет, Ваше величество, – ирония в голосе. – В любом случае, это прекрасная партия для монарха. А что касается любви… Как известно, распаляется пламя ветром, а влечение близостью.

 - В их случае лучше: «Ссора влюбленных – возобновление любви». У них без этого и дня не проходит.

 На подобное заявление Кен тихо усмехнулся себе в кулак. За разговором легендарная пара эры Славы не заметила, как Шибуя покинул сад, прихватив с собой сорванную голыми руками…

 Розу, что лежала на краю фонтана, Юри заметил лишь тогда, когда выбитый из рук Моргиф, прощально блеснув в свете солнца сталью, упал в пыль недалеко от сооруженного водоема. Подняв находку и проведя пальцами по белым лепесткам, Шибуя вопросительно посмотрел на Конрада. За цветами в королевском саду следили не хуже, чем за драгоценными камнями в сокровищнице замка, и кто-то из обычных солдат или горничных не посмел бы даже помыслить прервать жизнь цветка, а все из личного окружения короля сегодня были слишком заняты, чтобы позволить себе прогулку на свежем воздухе.  Но даже если кто-то из советников все же и смог бы вырваться из душного помещения, он бы ни за что не сорвал царицу цветов. С недавних пор в замке к двум видам растения относились с особым трепетом и благоговением. И никто бы не осмелился оставить бесцельно умирать розу, лепестки которой готова была целовать и орошать слезами Шери-сама.

 - Возможно, садовник оставил ее здесь, – предположил Веллер. – Быть может, наступило время срезать лишние бутоны.

 - Да, быть может, – тихо повторил Юри – Давай продолжим тренировку.

 - Ваше величество, я рад, что вы так рьяно относитесь к занятиям, но думаю, на сегодня хватит, – поумерил пыл крестника Конрад.

 - Нет! – резко. – Давай продолжим.

 - Ваше  величество…

 - Я хочу стать сильнее, – Юри решительно посмотрел в глаза своего учителя фехтования, и тот все понял. Без слов.

 - Хорошо, – не посмел перечить Конрад. – Но все же небольшой перерыв вам не повредит.Юри согласно кивнул, вновь всецело уделяя внимание розе, что все так же покоилась в его руке.

- И Конрад…

 - Да, Ваше величество? – намеревавшийся покинуть место тренировки крестный обернулся к королю.

 - Ты дал мне имя, – в очередной раз напомнил король, – прекрати быть со мной таким официальным.

 - Конечно, Юри, – тепло улыбнулся мужчина, нараспев произнося чужое имя.

 « И ты, Конрад», - с грустью подумал Юри и, погладив белоснежные лепестки розы, кинул ее в фонтан. Подхватив Моргиф и закрепив его на поясе, Юри неспешно побрел сам не зная куда, лишь бы не стоять на месте.

Услышав знакомое имя из уст неизвестного ему ординарца, король остановился. Не подобает монарху подслушивать, но любопытство взяло свое.

 - И далеко? – поинтересовался кто-то.

 - Нет. На кладбище. Госпожа Сессилия пожелала возложить цветы и для личной охраны велела снарядить отряд из тех людей, что были подле лорда фон Бильфельда.

 - А цветы?

 - А? А эти! – Юри казалось, что человек прикоснулся к выше упомянутому растению. - Госпожа Сессилия велела прикрепить каждому сопровождающему ее ординарцу по белой розе.

 «Неужели…?» - мелькнула догадка.

 - Я не особо разбираюсь в садоводстве, но даже такой профан, как я, понимает, что эти розы великолепны. Я никогда не видел настолько белоснежных лепестков.

 - Среди простого люда ходит легенда, что эти розы утратили цвет от пролитых на них слез горя, – поведал ординарец.

После этих слов сердце Юри екнуло. Это только его вина.

Не желая больше слышать ни единого слова, король развернулся на каблуках и пошел прочь. Но стоило сделать всего несколько шагов, как его окрикнул Конрад.

 - Ваше величество,  вы все еще желаете продолжить урок?

 - Да, – уверенно ответил король, сжимая рукоять меча. «Розы утратили цветы от пролитых на них слез горя». Это его вина. Он слишком слаб. Он не спас его. Он не достоен быть королем.

 За спиной послышался цокот копыт. Ординарец в форме отряда личной охраны Гвендаля с белоснежной розой на груди как только заметил короля, поспешил спешиться: не пристало обычному воину быть выше монарха. Уважительный поклон, но сдерживаемая неприязнь во взгляде. Как только парень отъехал на какое-то расстояние, Юри не выдержал:

- Он ненавидит меня.

 - Он был одним из приближенных Вольфрама. Они все, до единого, были верны ему и не пожалели бы жизни ради него. Прискорбно, что они не принимают то решение Вольфрама, что сами же  и разделяли.

 - А ты, Конрад? – Юри заглянул в глаза крестному. – Ты тоже меня ненавидишь?

 - Ни один ваш поступок не заставит меня возненавидеть вас, Ваше величество, – тепло в его глазах искрится, и хочется, невообразимо хочется поверить каждому слову. – Я не виню вас в гибели Вольфрама. Он отдал жизнь, чтобы вы продолжали жить, и в этом нет вашей вины – это только его решение, которое стоит покорно принять.

 - Ты смирился, – осознал Мао.

 - Я понял, – поправил Шибую Конрад. – Кому как не мне это понять, в конце концов, Вольфрам… мой младший брат.

 - Но все же… не решаешься сказать о нем  в прошедшем времени. Словно он жив, – с грустью в голосе заметил король.

 - Жизнь мертвых продолжается в памяти живых.

Юри печально опустил взгляд. Наступившую тишину нарушил звонкий голос не пойми откуда появившейся Греты.

 -Юри! Конрад! –  королевская дочка подбежала к молчавшим парням. – Давайте поиграем?

 - Грета, откуда у тебя этот цветок? – заметив в руках принцессы белоснежную розу, поинтересовался Мао, игнорируя предложение о совместном времяпрепровождении.

 - Этот? – девочка покрутила в руке цветок  и продолжила будничнымтоном: –  мы с госпожой Шери собрали букет для Вольфрама. Но когда мы принесли букет в комнату, оказалось, что роз четное количество, поэтому я поспешила в сад за еще одной. По дороге вот встретила вас. Ну, так как? Поиграем? Я вот только отнесу цветок и сразу же…

 - Прости, Грета, но у меня сейчас урок, – потрепал по отросшим волосам дочку Юри.

 - А после?

 - После, конечно же, поиграем во все, что тебе захочется, – дал добро Шибуя.

 -Отлично, я сейчас вернусь!

 И действительно, не прошло и пятнадцати минут, как девочка уже сидела на краю фонтана, наблюдая за тренировкой короля и с улыбкой выкрикивая подбадривающие слова. В присутствии принцессы мир окрашивался в более яркие…

Краски, совсем новые, купленные в одном из канцелярских магазинов и, по словам продавца, отменного качества - для настоящих художников - спокойно лежали на столе в королевской опочивальне в ожидании хозяина уже вторую неделю. Юри приобрел их специально для Вольфрама, который, как на зло, отбыл в поместье дядюшки для военных учений. Еще в качестве небольшого подарка в карманепиджака лежала упаковка таблеток от морской болезни:  в скором времени нужно было отправляться в одну из стран для поздравления монарха со свадьбой. Как к подобным подношениям отнесется жених, Шибуя не имел ни малейшего понятия. Если краски тот примет с большой радостью, по мнению того же Шибуи, то лекарство он вполне может посчитать за насмешку и скорее проведет все путешествие перегнувшись через борт, чем поведется на столь сомнительную заботу.  Вольф же гордый.

Юри вздохнул и поставил свою подпись на очередном особо важном документе. За столом переговоров сидели Гюнтер и Гвендаль, тихо что-то согласовывая друг с другом. А как же сейчас хотелось покинуть злосчастный душный кабинет и отправиться, например, на бейсбольную тренировку вместе с Конрадом! Но, к сожалению, его мечтам не позволят воплотиться в реальность советники и, как ни странно, вездесущий Мурата, что предпочел в этот раз храму Шин-О замок, ведь на носу очередная важная дипломатическая встреча, которую  на этот раз не позволили по обыкновению всецело и чистосердечно спихнуть на себя фон Крист и фон Вальде. А жаль.

 Раздался стук в дверь и после позволения в кабинет вошел запыхавшийся Доркас.

 - Ваша светлость фон Вальде, у меня для вас сообщение, – отдав честь, сообщил рядовой.

 - Что там? – спросил Гвендаль, хмурясь.

 - Вот, – солдат отдал маршалу небольшой листочек. Юри от любопытства привстал на кресле, стараясь разобрать, что же такого важного в записке, но, конечно же, он потерпел неудачу.

 - Хорошо, свободен, – после прочтения разрешил удалиться подчиненному аристократ. Стоило только двери захлопнуться, как Юри задал волнующий его вопрос:

 - Что там? Что-то серьезное?! Нужно срочно проверить!

 Король вскочил с места, и хотел было, затребовав верного коня, отправится на подвиги, но его попытку бегства распознали сразу же.

 - Сидеть! – рявкнул маршал, на что испуганный Шибуя забился обратно в кресло. – Все в порядке, ваше величество, повода для волнения за сохранность страны и ее жителей нет.

 - Но… - начал было оправдываться король.

 - Ваше величество, не стоит отвлекаться: еще столько дел, а времени на подготовку так мало, – заохал Гюнтер.

 - Но записка… Скажите, что в ней!

 - Ваше величество…

Назревающее серьезное противостояние нарушил стук в дверь и появившийся на пороге Конрад.

- Гвендаль, что с Вольфрамом?

 - Вольфрамом?! – удивленно воскликнул Шибуя.

 - Он прислал голубя с посланием, что задержится в имении Бильфельдов на более долгий срок, чем первоначально рассчитывал, – спокойным тоном ответил фон Вальде, – он вернется вместе с Волтораной перед самым началом торжества.Маршал повернулся к брату:

 - Не о чем беспокоится.

 - Как скажешь, – улыбнулся Конрад. – Тогда я пойду, не буду мешать.

 - Почему вы мне об этом не сказали? – возмутился Шибуя. – Это ведь важно, а Вольфрам – мой друг.

 - В данной информации нет ничего особо важного. А вам, ваше величество, – последние слова мужчина особо выделил, – еще предстоит немало дел. Я бы сообщил о письме за ужином, чтобы ничего не мешало вашей и так не совсем продуктивной работе.

 - Это жестоко, – тихо заскулил Юри и, вздохнув, вновь принялся за документы, не замечая брошенного Гюнтером полного беспокойства взгляда на фон Вальде.

 По пришествию пары часов фон Крис сжалился над королем и отпустил того чуть раньше положенного срока под предлогом приготовления к ужину. Шибуя, переполненный счастьем, не задерживаясь, покинул кабинет. Через пару минут дверь вновь открылась, и в кабинет вошли Конрад и Йозак.

 - Каковы обстоятельства на самом деле? – перешел сразу к делу Веллер.

  - Нападение. Хорошо организованное. Потерьнет. Вольфрам решил повернуть назад, опасаясь за состояние своих людей и того,как на подобное отреагирует Мао.

 - Как он сам?

  - Ничего серьезного, по его словам, но я не знаю, насколько им можно верить.

 - Даа, его превосходительство промолчит даже втом случае, если будет истекать кровью, - озвучил известную для всех истину Йозак. – Нам следует отправить туда отряд?

 - Не стоит. Волторана сам обо всем позаботится.Уж он-то подобного на своей земле не потерпит. Меня больше волнует совсем другое: в письме Волфрам упомянул, что среди нападавших были владеющие маджуцу,также техника  владения мечом емузнакома.

 - Знать? – удивлено ахнул советник.

 - Скорее всего,– кивнул Гюнтер.

 - Но зачем им это? Какова цель их нападения? –не понимал чужих намерений рыжий шпион.

 - У меня есть пара предположений, – все дружноповернулись к обладателю голоса, невозмутимо подпирающему дверной косяк.

 - Ваше высочество, и каковы ваши мысли? –поинтересовался Гюнтер.

 - У меня несколько теорий,– признался Мурата,– но пока я попридержу их. Будем ждать. Сейчас я опасаюсь гораздо больше наших собственных ошибок, чем вражеских замыслов. Так что в данный момент лучше уделить внимание предстоящему приему и возвращению лордов фон Бильфельдов,которые и поведают нам обо всем в подробностях.

 

Менее чем через неделю, за день до приема в замок явился картеж из имения фон Бильфельдов.Сперва из кареты вышел Волторана, а вслед за ним на землю ступил Вольфрам. Первым из встречающих оказался выскочившим из замка Юри, и, бросив быстрое приветствие лорду из состава десяти благородных, он сразу же бросился к жениху с объятьями.

 - Вольфрам, как я рад тебя видеть! – обнимая ошарашенного блондина, радостно возвестил Мао. Но радость от воссоединения не была долгой, Шибуя моментально отскочил от Вольфрама, как только старший из Бильфельдов напомнил о себе сдерживаемым покашливанием. На извинения короля он не обратил не малейшего внимания, с упреком смотря на опустившего голову зардевшегося племянника.

 - Волторана, – на ступенях появился Гвендаль,– рад снова тебя видеть.

 - Гвендаль, – кивок, – взаимно. Не будем размениваться на излишнюю вежливость. Позволь мне привести себя в подобающий вид, и сразу же перейдем непосредственно к делу.

 - Согласен. Апартаменты уже готовы.

- А о каких делах идет речь? – наивно поинтересовался Юри, на что получил незамедлительный ответ Гвендаля.

 - Вы, несомненно, можете проникнуться в суть всех дел, лично присутствуя на их обсуждении.

 - Эмм, я, пожалуй, оставлю это на вас. Толку-то от меня… – неловко рассмеялся Мао. На подобный ответ советник лишь тихо хмыкнул, а Волторана смерил короля недовольным взглядом, после чего отправился прямиком в замок. Через пару минут двор опустел.

 

Вольфрам отбросил китель на кресло и устало посмотрел  на свое отражение.

 - Почему ты так долго? – спросил наблюдавший за ним с кровати Шибуя.

 - Обстоятельства, – лаконичный ответ.

 - И каков их характер?

 - Скажем так, в этот раз новобранцы оказались куда бездарнее, чем обычно, – поделился впечатлениями блондин.

 - Ты же вроде участвовал в учениях? – не понял Юри.

 - Дядя предложил мне взяться за совместное обучение, и я согласился, - снимая рубашку, признался фон Бильфельд. – Я не хочу, чтобы на службе у нашего рода были никчемные воины.

Вольфрам замер от прикосновения чужих теплых пальцев к коже. Подняв взгляд, в зеркале он встретился с глубиной черных глаз.

 - У тебя здесь, – осторожное поглаживание плеча, – синяк.

 - Слабак! – воскликнул лорд и,  заливаясь краской,  сбросил чужую руку.  – Я же был на учениях!

 - Тебя задело?

 - Вот еще! – лорд гордо вздернул подбородок.

 - Тогда откуда?

- Я… Я… Я откуда знаю! – жених подскочил к шкафу и, выудив форму, стал быстро переодеваться.

 - И вообще… - рубашка скользнула по телу.  - Нас уже наверняка ждут за ужином… - китель идеально сел по фигуре.  - Так что поторопись! – брюки, меч и шейный платок были ловко подхвачены, и вот уже Вольфрам скрылся в смежной комнате, не дав возможности Мао молвить и слово.

Ночью того же дня, засыпая, Юри подметил, что синяк на плече жениха исчез.

 

В светлой зале, полной охраны, два короля под аплодисменты пожали друг другу руки, выказывая тем самым радость, предметом которой стал кусок пергамента с подписями о союзе. Старичок, на вид лет шестидесяти, с париком на голове и длинными закрученными усами, в дорогом пестром наряде из шелка и высоких красных сапогах, пожелал перед балом, что должен был состояться вечером, в честь столь многозначащего для всех мероприятия, отдохнуть в своих опочивальнях. И, опираясь на деревянную, украшенную золотом и драгоценностями трость, попрощавшись, вышел из комнаты. Вслед за правителем поспешила его охрана и юная леди, оказавшаяся женой пожилого монарха.

 - Думаю, вам тоже стоит отдохнуть перед приемом, ваше величество, – сиял начищенной монетой Гюнтер.

 - Да я не устал, – пожал плечами Мао.

 - Мы, пожалуй, разместимся на террасе, – вмешался Мурата и, схватив Мао за локоть, поволок того к выходу под раздраженное шипение фон Бильфельда.

 - Я проверю уличные посты – в скором времени начнут прибывать первые гости, – оповестил братьев Вольфрам о своих намереньях.

  - Я с тобой! – ни с того ни с сего проявил инициативу король, не желая сидеть и бездельничать.

  - Тогда не могли бы вы… А хотя не стоит. Я пойду с вами, мне как раз нужно навестить Гизелу, – присоединился к уже собравшейся компании фон Крист.

 В тот момент, когда они вышли во двор, к дворцу пожаловали первые, столь рано нежданные, гости. Из кареты появился сначала мужчина, чуть старше Гвендаля, в серых одеждах, а вслед за ним подросток, ровесник Юри. Заметив группу мадзоку у ступеней, гости двинулись к ним с приветствием и высказыванием своего уважения. Парень, поприветствовав сначала короля и великого мудреца, которого уже в следующий миг втянул в светскую беседу его отец, обратил свое внимание на фон Криста.

 - Приветствую, Ваше превосходительство, – поклон, – я наслышан о вас. В стенах академии вы легенда. И по праву! Мне предстала великая честь видеть ваш бой с сэром Веллером. Как жаль, что я не родился в то время, когда вы еще не променяли пост учителя на королевского советника.

 - Благодарю, – чарующе улыбнулся фон Крист, принимая похвалу. – Я так понимаю, вы еще ученик?

 - Так и есть. Я давно не посещал здешние места, но вот, наконец, удача улыбнулась мне, и званый бал впервые выпал на дни каникул.

 - Надеюсь, вам понравится у нас.

 - Я не сомневаюсь, – поклон, и парень поворачивается к Вольфраму. На его губах расцветает улыбка.

 - Лорд фон Бильфельд, – поклон.

 - Вольфрам, – понизил он голос, – как же давно мы не виделись.

 - Действительно, – согласился блондин, – немало лет прошло.

 - Я надеюсь, – всматриваясь в яркие изумрудныеглаза, произнес молодой гость, – вы позволите наверстать прошедшие года.

 Ничего не ответив, Вольфрам отвернулся от, как оказалось, давнего знакомого и, отчеканив что-то о своих обязанностях, оставил гостей и своего короля.

В тот миг, когда Гюнтер и ранние посетители скрылись за дверями замка, Юри тихо фыркнул:

 - Подлиза!

 - Это формальная вежливость, Шибуя, – поправил короля Мурата. –Запомни:вежливость порождает и вызывает вежливость. А этот парень просто знает, что по части учтивости лучше пересолить, чем недосолить.

 - Ну, я же сказал «подлиза»,- Мурата попытался скрыть улыбку, поправляя очки. Неужели  говорит человек, что души не чает в короле малого Шимарона Сарареги?

 - Что же. Идем. Как видишь, время готовиться к встрече гостей. И не переживай, фон Бильфельд также в скором времени присоединится к тебе, – подталкивая озирающегося короля ко входу, заверил того Кен.

И, конечно же, великий мудрец оказался прав. Проверив посты и побеседовав с начальником королевской охраны, Вольфрам направился в королевские покои, чтобы сменить наряд. В галерее, где находились портреты предыдущих Мао, парень заметил супругу иноземного короля.

 - Ваше величество, – поклонился блондин, как того требуют приличия, тем самым отвлекая девушку от созерцания картин.

 - Ах, лорд фон Бильфельд, если не ошибаюсь? – реверанс, несмотря на то, что она не должна выказывать почет ниже стоящим по сословию.

 - Простите за излишнее любопытство, но что вы здесь делаете? Вы не потерялись?

 - Ах, нет, – улыбнулась гостья, – я просто прогуливаюсь по коридорам. Не стоит беспокоиться, я прекрасно помню, где находится моя опочивальня.

Блондин кивнул в знак того, что все понял, и на какой-то момент воцарилась тишина, в секунды которой девушка вновь повернулся к портрету Шин-О, рассматривая его с нескрываемым восхищением и печалью. В тот миг, когда Вольфрам намеревался покинуть общество королевы, та повернулась к нему со словами:

 - Вы так похожи на портрет. Еще пару лет - и словно отражение в зеркале. Простите за мои скудные знания. Скажите, кто здесь изображен.

 - Это основатель нашей страны – истинный король, – поведал лорд.

 - Ясно, – девушка вновь посмотрела на картину.

 -  Как же я завидую вам, мадзоку, – с печалью произнесла она, – вы все так сказочно красивы. Я бы все отдала, чтобы стать более привлекательной.

Огненный лорд промолчал. Назвать королеву некрасивой просто не поворачивался язык, но и клеймо красавицы ей не светило. Длинные, собранные в прическу темные волосы, круглое личико с маленькими голубыми глазами, прямой нос и пухлые губы. Гостья была затянута в корсет, но можно было с точностью сказать, что у нее отсутствовала талия и довольно маленькая грудь. Но при всем при этом девушка была по-своему мила и обаятельна.

 - А еще я завидую лично вам, ваша светлость, - призналась девушка.

 - Мне? – удивился Вольфрам.

 - Да. Я слышала, король сделал вам предложение. Поздравляю. Я завидую вам в том, что вы можете быть рядом с любимым человеком. Я же никогда не добьюсь взаимности. Он смотрит лишь на тех, чья красота может затмить сиянье солнца, а я, к моей печали, для него всего-навсего  слишком юная мачеха. Чего греха таить, – заметив взгляд собеседника, вздохнула иноземка, – я безнадежно влюблена отнюдь не в короля, а в его сына. Об этом судачат все придворные дамы, да как бы и не весь народ. И пускай бы я стала изменщицей. Пускай светила бы мне смерть. Я все отдала бы за то, чтобы хоть раз оказаться в его объятьях. Ваша светлость, как же я завидую вашей красоте.

 - Ей грош цена, – на откровения ответил блондин, – мой король не ценит ее.

 - Это не так! Я видела, как он на вас смотрел.

 - Пускай. Но ближе мы от этого не станем. Вы признаетесь, что все отдали бы за красоту, а я готов на все, что бы он видел во мне пару.

- Вы хотели бы стать женщиной? – удивилась леди. – В таком случае, мы с вами родились не в тех телах.

 - Отнюдь, – возразил блондин, – я не намерен становиться для него другим. Я лишь хочу взаимности. Ведь как не прискорбно, красота – эта царица, которая правит очень не долго.

- Как жаль, что земная жизнь – война. Мы тягостное бремя несем, покуда нас не остановит время. Как было бы прекрасно, если бы в этой жизни каждый получал то, чего хотел.

 - Это невозможно.

 - Пожалуй.

В наступившей тишине каждый из молодых людей думал о своем.

А вечером замок наполнился людьми. Столы ломились от яств и напитков. Зал гудел от разговоров. И в миг, когда прозвучали первые аккорды, Юри повел жениха на середину зала, не тушуясь, как когда-то, по праву открывая бал. Кружа Вольфрама в первом танце вечера, ведь где это видано, чтобы короля вели, Мао сосредоточенно молчал. Через пару минут зал заполнили первые вальсирующие пары.

С последними нотами королевская пара намеревалась вместе покинуть гостей, что собирались продолжать веселье, но к стоящим в стороне советникам  Шибуя явился в одиночестве: жениха увел на танец ранний гость, чье имя Мао так и не запомнил, и с кем Вольфрам так давно в хороших отношениях.

 - Поздравляю, – от созерцанья чужого танца монарха отвлек Волторан фон Бильфельд, – еще одна страна в копилку коалиции. Что же. Признаю, вы делаете успехи.

 - Спасибо, – неловко улыбнулся Шибуя, краем глаза замечая чужие уста, целующие пальцы возмущенного и смущенного подобным поведением жениха. Отдернутую, словно от ожога, руку и заискивающую улыбку на прощанье. И словно произошедшее было мираж -  Вольфрам вальсирует через миг с другой.

 А время неумолимо шло вперед. И вот уже Шибуя устало плетется в свою комнату, оставив шумных гостей на попечение советникам и любвеобильной Сессилии. Заметив в коридоре знакомого парня и скользнувшего за ним человека в форме приближенного Вольфрама, Юри замедлил шаг и остановился у поворота, вслушиваясь.

 - Надеюсь, вам по нраву сегодняшний прием? – вежливый вопрос.

  - Более чем. Все просто превосходно.

 Наступившую за этим тишину нарушил первый ординарец:

 - Я настойчиво попросил бы вас держаться от лорда фон Бильфельда подальше.

 - Это угроза?

 - Он – жених короля. А из-за вашего поведения у него могут возникнуть неприятности.

 - Король еще мальчишка. Сосунок. Он ничего не смыслит. Возможно, когда-то они и будут близки, но позже он окружит себя бесчисленными фаворитами. Обида имеет больше власти, чем любовь, особенно если у человека благородное и гордое сердце. И именно тогда Вольфрам окажется в моих объятьях, когда же вы, глупцы, как один в него влюбленные, все так же будете в стороне вздыхать, трясясь пред королем.

 - Благородный человек знает только долг, низкий человек знает только выгоду, – со злостью высказался ординарец.

- Будь по-вашему. А Вольфрам все же окажется в моей постели. Доброй ночи.

 По коридору разнеслись звуки удаляющихся шагов и тихий злой голос ординарца:

 - Собака.

 

Не желая быть обнаруженным, Шибуя как можно тише повернул назад, намереваясь, наконец, оказать в своей комнате, где его уже ждал Вольфрам. И открывая дверь, Мао заметил, как жених в панике с силой отдернул край ночнушки, скрывая нагое тело от чужих глаз.

 - Постучаться не мог?! – за упреком блондин попытался скрыть неловкость.

 -Прости, – отводя взгляд, искренне попросил прощение король. Он, конечно, видел голых парней, да и себя в зеркале не раз разглядывал, но эта ситуация была, по мнению Шибуи, отчего-то интимной, и осознавая это, щеки горели стыдливым румянцем.

 - А…эм… Вольф, можно тебя кое о чем спросить? – все еще мялся у дверей Мао, не поднимая взгляда от пола.

 - Что еще?

 - Эм, скажи, кто такие фавориты?

 Из-за наступившей тишины Юри поднял взгляд на Бильфельда. Вольфрам стоял гордо выпрямившись и глубоко дыша, в его глазах плескалась не наигранная обида, а губы сжаты в тонкую полоску.

 - Изменник! – схватив короля за грудки, блондин с силой припечатал того к двери, продолжая кричать в лицо, – решил меня посрамить? Не позволю! Говори, кто она! А? Отвечай немедленно!

 - Вольфрам, пожалуйста, успокойся, – взмолился Шибуя, не сопротивляясь выпаду жениха, – никому я не изменял. Я даже не знаю о чем речь!

Внимая голосу разума, лорд перестал кричать и, всматриваясь в темные глаза, со злостью спросил:

 - Тогда зачем тебе знать? От кого услышал? Кто-то посмел предложить?! – на последней фразе мадзоку все же перешел на повышенные тона.

 - Нет-нет. Просто услышал в чьем-то разговоре. Вот и стало интересно, – можно сказать, Шибуя не соврал, не рассматривая то, что он все же знал, из чьих уст была произнесена речь.

 - Интересно ему, – отпуская монарха, прошипел Вольфрам, отходя.

 - Так ты скажешь, кто это? – вновь завел опасную тему Юри. Бильфельд, сложив руки на груди и чуть наклонив голову в сторону, внимательно сверлил Мао взглядом и после минутного молчания все же обронил:

 - Любовники.

 - Что? – не понял король.

 - Фавориты – это любовники! – намного громче повторил блондин, после чего фыркнул и отвернулся.

 - А я думал, это люди, которые тебе подсказывают и…

 - Это советники! Слабак, не смей путать!

 - Прости, – сцепив пальцы и опустив голову, извинился черноволосый парень.

 - Иди спать, – и, не рассчитывая на ответ, фон Бильфельд забрался на кровать с ногами в ожидании короля. Шибуя, вздохнув, стал готовиться ко сну, но в его голове все еще крутилась одна очень важная мысль, которую он хотел озвучить не смотря ни на что:

 - Вольфрам, а… а ты любишь… кого-нибудь… как… ну … в общем, ни как друга или родню?

 - Ты что, хочешь таким способом избавиться от нашей помолвки?! – вновь начал закипать блондин, – значит, фавориты все же не просто вопрос?! Я – твой жених! И я не позволю…

 - Нет! Вольфрам, не в этом дело, – протестующее замахал руками Юри, – просто я хотел сказать, что если так случиться, что ты полюбишь, я…

 - Этого не случится! – уверенно заявил жених.– И хочешь ты того или нет, я всегда буду рядом, чтобы защитить тебя. Даже после смерти.

Последние слова Вольфрам произнес таким тоном, что это придавало уверенности – он не лжет. Смотря друг другу в глаза, королевская пара замерла, ощущая, как эти самые слова проникают глубоко в сердце. Первым спохватился Шибуя, и засуетившись, поспешно выудил из прикроватной тумбы краски в яркой упаковке и торжественно вручил подарок жениху.

- Что это? – рассеянно хлопал глазами Бильфельд.

 - Небольшой презент. Ничего особенного, конечно, – отводя взгляд и немного смущаясь, признался монарх, запустив пятерню в волосы, – надеюсь, тебе понравится.

 - Это мне? – все еще как-то не верящее переспросил Вольфрам и, получив утвердительный кивок, улыбнулся, крепче сжимая в руках полученный…

 

Подарок...

вторая часть третья часть
Категория: Фанфики | Добавил: Юся (09.11.2011)
Просмотров: 1787 | Комментарии: 2 | Теги: юрам, мао король деманов, драма, не ЗАКОНЧЕН, в процессе, Kyou Kara Maou!, юриВольфрам, сёнен-ай, фанфики | Рейтинг: 4.1/8
Всего комментариев: 2
2  
Очень красиво и грустно написано. Проду! очень хочется узнать, что дальше будет и подробности смерти Вольфрама. Подскажите, как долго ждать придется продолжение?

1  
happy вах ,мне понравилось)
жду проду)
crying Вольф.. похоронила его..

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]