Шаблоны для сайтов в системе uCoz
Главная » Статьи » Фанфики

Трилогия жизни
Глава первая. Роза на песке.
  
- Поздравляю, Вы беременны, – улыбаясь, сообщила пухленький доктор молодой девушке. Блондинка, сначала не поверив, посмотрела на медработника, но увидев его добрую улыбку, громко закричала от радости и повисла на рядом стоящем возлюбленном, который в тот же миг стал целовать ее лицо: глаза, щеки, лоб, губы, все, до чего мог дотянуться. 
 - Неджи, ты слышал?! У нас будет ребенок! Ты представляешь?! У нас будет ребенок! – не переставала щебетать будущая мама, счастливо улыбаясь и вытирая слезы радости, бегущие по розовым щечкам. 
- Да, Нару, я слышал, – гладя любимую по длинным светлым волосам, отвечал ей невпопад парень. 
Врач умиленно смотрел на счастливо обнимающуюся пару. Для него такие сцены были бесценны, ведь довольно часто в его кабинете бывали молодые девушки, которые, услышав столь долгожданную для многих женщин новость, в ужасе смотрели на доктора, после чего уходили в себя, а то и заливаться слезами. Или же, когда новоявленные папаши узнав диагноз фальшиво улыбались, после чего, скорее всего, бросали юных залетчиц и начинали куролесить с очередной. 
 - Ну что папка, идем домой, – подмигнула блондинка своему неофициальному жениху.
 - Си непременно, – улыбнулся парень и подхватил на руки заливавшуюся веселым смехом любимую.
- Спасибо, док, – бросил он на прощание и вынес свою «драгоценность» из кабинета.

***
Нару стояла около зеркала, задрав майку, внимательно присматриваясь к себе, крутясь в разные стороны. Но видимых изменений в фигуре не было. Наконец, остановившись лицом к отражению, она положила теплые ладони на пока что плоский животик и счастливо улыбнулась, закрыв глаза, представляя, как через девять месяцев будет держать на руках малыша. Девушка вздрогнула, когда поверх ее легли чужие ладони, и открыла небесного цвета глаза, встречаясь с взглядом возлюбленного в зеркале. Отражение ей улыбнулось, после чего девушка почувствовала, как сухие губы целуют ее шею, затем висок, а широкие ладони стали массировать  живот.
 - Ну что, еще не пинается? – положив голову на плечо Узумаки, спросил Неджи.
 - Еще рано, – улыбнулась блондинка и повернулась лицом к возлюбленному ища его губы своими.
 - Блин, я хочу тебя, - томно прошептала блондинка, обнимая парня за плечи.
 - А как же…
 - До трех месяцев можно, – запрыгивая на любовника и обвивая его талию стройными ножками, ответила голубоглазая соблазнительница.
 - Ну, раз тааак…

***
 - Неджи, – тихо позвала блондинка, удобно устроившись на груди у парня.
 - У? – пребывая в полусонном состоянии, отозвался Хьюга.
 - Давай поженимся, – попросила девушка, вырисовывая замысловатые узоры на светлой коже любимого, на что тот вздохнул.
 - Нару ты же знаешь…
 - Да, да, знаю. Что тебе нельзя связывать себя брачными узами пока этого не сделает наследница клана, но, Неджи, а вдруг она до конца дней останется старой девой, что тогда?! – возмущенно тараторила девушка, приподнимаясь на руках и смотря в лицо любовника.
 - Нару, – Хьюга погладил загорелую щечку возлюбленной. – Не я устанавливаю правила, ты же знаешь.
 - Знаю! А еще знаю, что это все – маразм! Твой дядя больной на голову! Дай мне с ним поговорить, уж я-то ему точно выскажу все, что думаю…
 - Уж в этом-то я не сомневаюсь, – закатил глаза Неджи. – Уж если тебе что-то не нравится, ты об этом сообщаешь всем и вся. Нару, прошу, – он поцеловал надутые в обиде губки. – Потерпи. Рано или поздно, мы поженимся, что тебе даст печать в паспорте? Я же не перестану относиться к тебе иначе.
 - Но я не хочу, что бы ребенок был внебрачным! А еще не хочу, что бы ты от меня ушел! – закричала блондинка, поднимаясь с кровати.
 - Глупая, куда же я от тебя уйду? Я же тебя люблю. Тебя, и нашего ребенка, – обнимая Узумаки и улыбаясь, говорил Неджи.
 - Разговор еще не окончен. Мы к нему еще вернемся, – пообещала девушка, увлекая возлюбленного в долгий поцелуй с вытекающими из него последствиями.

***

 - Нару, я тебе так завиииидую, – протянула розоволосая девушка, смотря на чуть выпирающий живот подруги.
 - Чему? Тому, что я скоро буду похожа на арбуз? – засмеялась Узумаки.
 - Нет, глупая, тому, что ты так счастлива и у тебя будет малыш. Мне же можно будет приходить и иногда нянчить его, правда?! – глаза Сакуры засверкали.
 - Конечно, можно! Буду только рада, – улыбаясь, ответила блондинка, поправляя выбившуюся прядь волос.
 - Ты чудо! – взвизгнула подруга. – Ладно, еще увидимся, мне пора! – и в тот же миг Хоруно куда-то побежала, цокая каблучками, а Узумаки пошла домой, до которого оставалась совсем ничего.
«Уже поздно, Неджи наверное беспокоится где я, – думала Нару. – Надеюсь, он на меня не обидится.»
Еще издалека девушка заметила, что горит свет в гостиной, поэтому, счастливо улыбаясь, ускорила шаг. В конце концов, она беременна, а не инвалид.
 - Я дома! – снимая обувь на ходу, закричала весело Узумаки на весь дом и помчалась в гостиную.
 - Нед… - в проходе в комнату, девушка резко остановилась, ошеломленно смотря на развернувшуюся картину. Хьюга и еще несколько незнакомых людей сидели на диване и апатично смотрели в одну точку, при этом улыбаясь известным только им мыслям.
 - О, Ками, Неджи, что случилось, Неджи! – Нару подбежала к возлюбленному, опустилась рядом с ним  и стала трясти за плечо – Неджи! Неджи! Да, посмотри ты на меня! Скажи, что случилось!
Парень перевел на нее неосмысленный взгляд и стал всматриваться в обеспокоенное лицо блондинки.
 - Неджи! – в очередной раз тряхнула девушка возлюбленного, но никакой реакции не было в ответ.
 - Нужно позвонить в больницу, – резко вскакивая на ноги, хотело было кинутся к телефону Узумаки, но больно стукнулась ногой об стеклянный столик, стоящий рядом, и с которого что-то посыпалось на пол. Взглянув вниз, девушка заметила использованные шприцы.
 - Неджи, – в шоке прошептала Нару, обнимая возлюбленного и поглаживая его по голове. – Дурак, какой же ты дурак...

***
 - Неджи, сколько можно! – кричала блондинка, решительно смотря в почти бесцветного цвета глаза любимого. 
 - Это не твое дело, – сказал, как отрезал парень.
 - Не мое! Ах, не мое! Твою мать, Неджи, ты чем думаешь?! У нас скоро будет ребенок, а ты тут играешь в крутого якудзу! – задыхаясь от возмущения, упрекала Хьюгу Нару.
 - Не нервничай, все хорошо, – доставая наркотики из кармана и высыпая порошок на стеклянный столик, холодно ответил на все крики любовницы парень, после чего стал шарить по одежде в поиске трубочки. Не выдержав, блондинка смахнула белый порошок на пол, оставляя на гладкой прозрачной поверхности стола, разводы.
 - Вот теперь все хорошо, – процедила Узумаки, гневно сверкая глазами. Неджи сверлил девушку тяжелым взглядом, после чего поднялся из кресла и подошел вплотную к Нару. Та не отступила и, подняв голову, с вызовом продолжала взирать на Хьюгу. Узумаки никогда не была слабой как морально, так и физически, и она знала, что при надобности легко сможет постоять за себя, ведь еще в детстве многие ребята побаивались ее.
Цокнув языком, Неджи развернулся и вышел из комнаты, не сказав ни слова, а позже послышался звук закрываемой двери. Девушка устало опустилась в кресло и спрятала лицо в ладонях.
 - Все будет хорошо. Все образумится, я уверена, – тихо шептала Узумаки поглаживая округлившийся живот, просто для того, чтобы в первую очередь поверить в это самой. 

***
 - Все, хватит! – истерично кричала Нару.
 - Успокойся, красавица, – попытался успокоить девушку друга один из непрошенных гостей.
 - Захлопнись! – гаркнула Узумаки. – Вы все, пошли вон отсюда! Устроили тут притон, – выхватывая у рядом сидящего мужика коктейль, кинула его «мегера» в стену.
 - Проваливайте! Мне все это осточертело! Я звоню в полицию! Нет! Лучше твоему дяде, – заявила блондинка и быстро отправилась в соседнюю комнату. 
 - Стой, дура! – в мгновении ока Неджи оказался рядом с девушкой и схватил ту за локоть.
 - Отпусти! – вырываясь, закричала голубоглазая прелестница, но парень прижал ее к стене в попытке обездвижить, но та отоварила возлюбленного по лицу и бросилась к двери ведущую в соседнюю комнату, но как только ее рука коснулась прохладного металла ручки, ее с силой толкнули в спину и она упала. Живот сразу же отозвался пульсирующей болью проходящей волнами по всему телу, а из глаз брызнули слезы. Прижав свою несостоявшуюся жену к холодному полу, Хьюга зафиксировал ее руки над головой.
 - Что стоите кретины! Помогите! – гаркнул на «товарищей» Неджи, на что те сразу по вскакивали со своих мест и подбежали к борющейся паре.
 - Держи руки! – приказал один из них, снимая крышку со шприца и выпуская из него воздух.
 - Нет! Не смейте! Ублюдки! – блондинка забилась в руках любовника, как в агонии, в попытке освободиться.
 - Да держите же ее!
 - Нет! Отпустите! – в вену вошла тонкая иголка, и в ту же секунду руку словно обожгло огнем.
Нару перестала сопротивляться, а взгляд потерял осмысленность. 
Лежа на холодном полу у дверей в комнату, что должна была стать детской, она апатично смотрела в одну точку перед собой приоткрыв сухие губы с уголка которых стекала медленно слюна, тело словно окаменело, только лишь иногда  руки и ноги дергались, словно при судорогах. В таком состоянии девушка провела несколько часов подряд, прибывая в тишине, безмятежности и спокойствии, не чувствуя, как толкается маленькое существо у нее под сердцем.

***
 - Нару? – розоволосая удивленно уставилась на мнущуюся у порога блондинку.
 - Сакура, можно я у тебя пока поживу? – спросила девушка, крепче сжимая ручки небольшой сумки с вещами.
 - Конечно, проходи, – Хоруно отошла с прохода, пропуская подругу в квартиру.

 - Нару, что с тобой? Ты ужасно бледная, исхудала, круги под глазами. Что-то с ребенком? – взволнованно поинтересовалась Сакура, ставя перед блондинкой кружку горячего шоколада. Голубоглазая девушка отрицательно покачала головой.
 - Нару, что случилось? – строго спросила розоволосая подруга. – И пойди ты переоденься уже. На улице жара, а ты в кофте с длинным рукавом.
 - Мне и так хорошо, – отозвалась блондинка, натянуто улыбаясь, неосознанно стараясь опустить рукав еще ниже, смотря в кружку перед собой, после чего потянулась к ней, но ее опередили.
 - Узумаки, я не буду вытягивать из тебя, что произошло, – отставляя напиток, проговорила Хоруно, смотря в глаза подруге. - Но я скажу тебе только одно: ты всегда можешь положиться на меня, что бы у тебя не стряслось. Поняла? Что бы не случилось, я всегда буду стараться сделать все, что возможно, чтобы тебе помочь.
 - Спасибо, – улыбаясь, поблагодарила ее Нару от всего сердца.
 - Но если ты сейчас страдаешь из-за очередной фигни, я собственноручно дам тебя леща, – предупредила хозяйка квартиры.
 - Не сомневаюсь, – весело засмеялась Узумаки, все-таки отвоевав кружку с напитком обратно. 

***
Нару лежала на кровати ворочаясь из стороны в сторону и тяжело дыша. Все тело болело, словно кто-то медленно выворачивает все суставы. Губы пересохли и потрескались, и теперь любой крик и стон сопровождались болью и выступающими на устах капельками крови.  Девушка хотела заснуть, но не могла заставить себя закрыть глаза и провалиться в безмятежность. Она включила телевизор максимально громко, что бы хоть что-то разговаривало, отвлекало, но тщетно. Она почти не слышала ничего, о чем повествовали люди с экрана, словно в ушах была вата. Длинные волосы разметались по подушке, лезли в глаза и рот, раздражая и выводя из себя. Вцепившись в золотые пряди Узумаки словно пыталась вырвать их. Встав с кровати, девушка подошла к столу и найдя там, среди ручек, карандашей и маркеров, острые ножницы, не глядя, стала беспощадно резать дрожащими руками волосы, которыми всегда гордилась, при этом крича, не понимая сама от чего. С каждым падающим локоном, она кричала и заливалась слезами все сильнее, словно пытаясь избавиться от боли, беспомощности, сковывающих все тело и душу, от душащих корявыми руками страха и отчаяния. Даже когда весь пол под ногами был усеян золотыми прядями, а ножницы валялись где-то в углу, девушка не перестала надрывать горло, не замечая соленых дорожек на щеках. И среди всего этого ада и безумия на яву в голове была всего одна здравая мысль, крутившаяся, словно магическое заклинание: «я вытерплю, я смогу, ради ребенка, все ради него.»

***
Узумаки сидела на кровати, заламывая пальцы и раскачиваясь из стороны в сторону, слушая мерный стук капель по стеклу и иногда шелест книжных листов переворачиваемых читающей Сакурой. После того, как Хоруно вернулась с ночной смены в полицейском участке и обнаружила рыдающую лучшую подругу, сжимающую в кулак собственные отрезанные пряди, усеевшие деревянную поверхность, она не на шутку перепугалась и хотела было вызвать медиков, но заметив на посиневшем сгибе локтя следы от иголок – передумала. 
Она не стала ничего спрашивать, и копаться в прошлом Нару, а просто взяла больничный на работе и не отходила от гостьи не на шаг. Все режущие и острые предметы она спрятала подальше, боясь, что будущая мама может что-то с собой сделать. Розоволосая не стала читать лекции, прекрасно зная, что подруга по доброй воле никогда бы не стала принимать наркотики, и выплескивать на блондинку никому не нужную жалось, понимая, что сделает только хуже, Сакура просто была рядом, считая, что так правильно. 
Прошло три дня с первой ломки Нару и с каждым разом ей становилось все хуже и хуже. Каждый раз она кричала и плакала, билась в агонии и старалась что-то сделать с собой в надежде, что одна боль пресечет другую. С каждым новым приступом она была все ближе и ближе к тому, чтобы сдаться, но продолжала кое-как держаться. 
 - Нару, может, ляжешь, поспишь? – предложила Хоруно, смотря на то, как подруге становится хуже.
 - Не хочу. Я не могу уснуть, – тихо ответила та, обнимая колени так, насколько позволял живот.
 - Может, все же попытаешься? – не оставила попыток хозяйка квартиры.
 - Я не хочу, – все такой же тихий ответ.
 - Нару…
 - Я сказала, что не хочу! – вспылила блондинка, поднимая голову и смотря с гневом и раздражением на Хоруно, после чего снова уткнулась носом в колени. Подруга вздохнула и опустила глаза в книгу в попытке читать, но слова все никак не хотели принимать смысл, а взгляд все время поднимался на сжимающуюся от боли фигуру на кровати. 
 - Нару, тебе нужно в душ, сейчас у тебя начнется жар. Пошли, – убирая книгу и вставая со стула, стала приближаться к Узумаки розоволосая.
 - Я не хочу. Я не хочу! Я ничего, твою мать, не хочу! Мне больно! Отвали! Отстань! Твою мать, мне больно!  - закричала блондинка, сильнее сжимая колени.
 - Я знаю, Нару, – присела рядом с гостьей Хоруно. – Я знаю, но все скоро пройдет, слышишь, все скоро пройдет. Не сдавайся.
- Мне больно!!! – не слушая подругу, продолжала кричать будущая мама, впиваясь ногтями себе в ноги.
 - Нару! – хозяйка квартиры попыталась взять подругу за руку, но та ударила по протянутой ладони.
 - Не трогай меня! Оставь в покое! Больно! – зарыдала блондинка и впилась зубами в губу не чувствуя привкуса крови во рту.
 - Все кончится! Все скоро закончится! Слышишь?! Боль пройдет! Все будет хорошо! Боль пройдет! – попыталась докричаться до любовницы Хьюги Сакура, за что позже пожалела.
 - Да. Боль пройдет. Все будет хорошо, – уверенно произнесла Нару, и розоволосая хотела было вздохнуть с облегчением, но… - Мне просто нужна доза. И боль пройдет. Все будет хорошо. Боль пройдет. Все будет хорошо, – вскочив с постели, Узумаки быстро пошла в другую комнату, где находился телефон.
 - Не смей! – закричала Хоруно, срываясь следом за подругой.
 - Мне нужна доза. Все будет хорошо, – взяв телефонную трубку, в бреду продолжала повторять наркоманка. 
 - Нет! – выхватив аппарат из рук, хозяйка квартиры кинула его в стену, хватая подругу за локоть.
 - Отпусти! Отпусти! Мне нужна доза! Я больше не могу! Я устала! Я больше не хочу! Больно! Боли не будет! Отпусти! – вырывалась блондинка, но тщетно.
 - Успокойся! Все пройдет! Успокойся! Приди в себя! Да успокойся же ты, наконец! – розоволосая залепила ощутимую пощечину – Хватит! Подумай о ребенке! Что станет с ним?! Это ведь ради него ты держалась! Хватит! Подумай о нем! Подумай о ребенке, что б тебя!
Нару прекратила трепыхаться и упала на колени, пряча лицо в ладонях, а Сакура стояла рядом, восстанавливая дыхание, после чего опустилась рядом и обняла подругу за плечи, тихо шепча что-то успокаивающее.

***

Хоруно сидела на кухне и впервые за долгое время курила. Она никогда не могла подумать, что вновь вернется к этой пагубной привычке, но сейчас ей было просто необходимо успокоиться. Именно по этой причине, удостоверившись, что подруга крепко спит, она нашла в дальнем углу ящика с разной старой ерундой, которую жалко выбросить, помятую пачку когда-то любимой марки сигарет. От первой затяжки девушка закашлялась, вновь вспоминая вкус табака. Дым был неприятен на вкус, от чего начинало подташнивать, а лицо побледнело. Вторая попытка так же не увенчалась успехом, но Сакура, раз за разом продолжала припадать губами к фильтру. Наконец, легкие прекратили отторгать никотин, и девушка полноценно затянулась, чувствуя, как все тело расслабляется, а руки перестают дрожать. Потушив окурок, Хоруно сразу же принялась за вторую сигарету. Втянув очередную порцию никотина, розоволосая девушка выдохнула с облегчением серый дым и провела по лицу ладонью, после чего стряхнула пепел в рядом стоящую кружку с кофе и задумалась. 
Сакура переживала за Нару, за еще неродившегося малыша, да, черт побери, она боялась за саму себя, не представляя, как переживет утрату лучшей подруги. Сколько Хоруно знала голубоглазое недоразумение, они всегда были подругами. Именно Узумаки помогла ей в детстве, когда лучшая подруга, Ино, уехала в другой город, оставив маленькую закомплексованную розоволосую девчушку одну. Именно Узумаки каждый раз заступалась за нее перед всеми, не взирая ни на что. Именно Узумаки всегда пеклась, оберегала, защищала Сакуру, помогала понять, чего девушка стоит на самом деле. В такие моменты Хоруно ненавидела себя за беспомощность и за то, что подруге приходилось постоянно заступаться за нее. Она всегда хотела быть полезной, и именно поэтому пошла на рукопашный бой, именно поэтому стала полицейским, чтобы быть полезной обществу, сажая за решетку различных отбросов и подонков, нечтивших закон. Но когда, наконец, действительно нужно помочь самому близкому человеку, она ничего не может. Она беспомощна, как младенец. Она абсолютно ничего не может сделать, что бесило и заставляло чувствовать себя жалкой. Да какой из нее, черт возьми, блюститель порядка, когда она даже собственной подруге помочь не в состоянии? Что может простой рядовой служащий противопоставить одному из сильнейших и влиятельных кланов страны? Правильно, ничего. И вся эта ситуация заставляла вновь почувствовать себя той забитой и закомплексованной девчушкой, что и много лет назад. 

Окурок давно погас, серый пепел валялся на столе, а в комнате воняло сигаретным дымом, дразнящим ноздри, но Хоруно ничего этого не замечала, продолжая сидеть погруженная в себя. Был ранний час: люди еще пребывали последние часы, минуты в безмятежном сне, город казался вымершим: ни гула машин, ни гомона людей, ни шума перекрикиваюшей саму себя рекламы. Тишина. Покой. Умиротворение. Именно поэтому Сакура подскочила от неожиданности, выдернутая из самобичевания криком боли из соседней комнаты. За секунду девушка оказалась в спальне готовая ко всему… Почти ко всему.
 - Нару! – подлетела к подруге хозяйка квартиры, зажимая бледное лицо Узумаки в своих ладонях. – Что случилось?
 - Живот, – морщась, пролепетала блондинка, сдерживая стон и глубоко дыша через нос. Откинув одеяло в надежде помочь, Сакура застыла в шоке.
 - Кровь?! Почему здесь кровь?!

***
Хоруно всегда удивляло то, что в больнице стены и потолок выкрашены в белый цвет, который абсолютно не успокаивал, хотя многие говорили обратное. Мечась туда-сюда в коридоре, Сакура не находила себе места. Ей было страшно, безумно страшно. Врачи не сказав ни слова, забрали Узумаки сразу в операционную палату, и теперь розоволосая девушка терялась в догадках, что же там происходит. Слезы злости, обиды и безысходности рвались наружу, душили, а все тело дрожало, словно в лихорадке. Когда местная полицейская готова была лезть на стену от переполняющих чувств, дверь открылась и в коридоре появилась доктор. 
 - Здравствуйте, – поклонилась Хоруно, слыша, как дрожит собственный голос. – Как она?
 - А вы…?
 - Я ее подруга. Сакура Хоруно. Я и вызвала медиков. Как она? – повторила вопрос девушка.
 - Жить будет, – ответила медик и вздохнула. – Но вот ребенок… Как Вы понимаете, произошли преждевременные роды возможно из-за стрессов и медикаментов, которые она принимала, судя по следам у нее на руках, но срок беременности слишком мал. Произошел выкидыш. Мне жаль. Возможно, Ваша подруга на всю жизнь останется бесплодной. Но знаете, что я Вам скажу, если бы ребенок был жив, позже, мы потеряли бы их обоих. А теперь Вам лучше отправится домой и выспаться.
 - Простите, эммм… – Хоруно глянула на бейджик. – Цунаде-сама, можно ли мне проведать ее, хотя бы на пару минут? – девушка замерла в ожидании ответа врача. Ей было не по себе, когда женщина оценивающе стала рассматривать ее, решая что-то для себя.
 - Хорошо, – кивнула Цунаде и улыбнулась. И показалось, что перед тобой совершенно другой человек. Не гордый врач с пронзительным взглядом карих глаз, а самая обычная уставшая женщина.
 - Спасибо огромное, – облегченно вздохнула Хоруно и быстро пошла в сторону палаты.

Зайдя внутрь, розоволосая медленно подошла к кровати, на которой спиной к двери лежала Нару.
 - Эй, – тихо позвала подругу Сакура. – Как ты?
В ответ была лишь тишина, и сколько бы ни говорила Хоруно и что бы она ни говорила, результат был один и тот же. Поэтому она просто села на край кровати и стала гладить Узумаки по спутанным светлым волосам, не проронив больше ни звука. Да, она знала, что жалость только что потерявшей ребенка девушке не нужна, но все равно ничего не могла с собой поделать. 
Покой нарушила громко распахнувшаяся дверь.
 - Нару! – в проходе стоял всклокоченный и запыхавшийся Неджи. Сакура почувствовала, как подруга вздрогнула от голоса возлюбленного, после чего блондинка повернулась лицом к вошедшему.
 - Нару, – Хьюга в мгновении ока оказался рядом с несостоявшейся женой и стиснул ту в объятьях. Не выдержав, Узумаки расплакалась, уткнувшись лицом в плечо любимого, шептавшего тихо слова утешения. Сидевшая неподвижно все это время Хоруно ошалело смотрела на развернувшуюся драму и с каждой секундой осознавала, что до боли, до дрожи в руках хочет впечатать кулак в лицо этому длинноволосому ублюдку, что сейчас как ни в чем не бывало обнимает рыдающую блондинку. Словно не он разрушил счастье молодой прелестницы, в чем Сакура была абсолютно уверена. Но больше всего хотелось наорать на Нару за то, что так слепо любит. Любит и прощает.

***
Прошло четыре месяца с того момента, как Нару потеряла ребенка. Многое с того времени изменилось. Сакура все-таки отоварила Неджи так, что синяки около месяца не сходили, и теперь между этими двоими разразилась холодная война. Узумаки пережила потерю ребенка, хоть это и было безумно трудно, и вновь стала собой, вот только что-то поменялось в ее взгляде, что-то неуловимое и никому непонятное. Хьюга вылечился от наркотической зависимости после посещения специальной клиники. И все вроде бы должно было быть хорошо, вот только что-то все равно не вязалось. И Нару не могла понять что именно. И дело было совсем не в том, что она и длинноволосый красавец живут отдельно. Просто что-то подсказывало, что черная полоса еще не закончилась. 

***

Летние ночи всегда были по-особому прекрасны – так считала Узумаки. Больше всего ей нравилось звездное небо, когда маленькие огоньки сверкали на черном куполе, словно кто-то расшил блеском темную ткань и обернул ее вокруг земли. Поистине великолепное зрелище.
 Когда-то давно Нару смотрела мультик про львенка, который потерял отца (в тот момент девушка чуть не утопила соседей в слезах) и убежал из дома, после чего встретил кабана и забавного зверька, кажется, суриката, и подружился с ними. И однажды они разговаривали о звездах. Каждый высказывал свою точку зрения о том, что же такое звезды. И вот, когда очередь дошла до льва, он сказал, что звезды – души умерших, которые смотрят на нас свысока. Эти слова настолько запали в душу Узумаки, что она до сих пор свято верит в эту на первый взгляд глупую, но красивую сказку. Такой уж она человек.
И сейчас блондинка гуляла по ночному городу, запрокинув голову и смотря на высокое, бесконечное небо. Как ни прискорбно, но в мегаполисе звезды почти не видны, но даже мизерная красота ночи согревала душу голубоглазой девушки, и именно поэтому она сейчас счастливо улыбаясь, шла к дому возлюбленного, полная надежд на совместную прогулку. Подойдя к жилищу, которое когда-то она делила вместе с Хьюгой, Узумаки постучала в дверь и стала ждать, но напрасно. Убедившись в том, что дома, судя по всему никого нет, девушка стала рыться в кармане в поиске ключа. Открыв дверь, юная взломщица тихо разулась и пошла в гостиную, надеясь подождать хозяина дома, ведь он всегда допоздна задерживается на работе. Прошмыгнув вглубь дома, Нару присела на диван и вздохнула. Это место хранило в себе множество хороших воспоминаний, но вместе с ними и те, которыми бы больше никогда не хотелось бредить. Вдруг из спальни раздался какой-то звук, и девушка подскочила на месте от неожиданности. Звук повторился. Озорно улыбнувшись своим коварным мыслям, блондинка подкралась к двери и чуть-чуть приоткрыла ее в надежде увидеть спящую фигуру будущего жениха, и после чего напугать его. Заглянув в щель, девушка застыла в шоке. 
На кровати были двое: Неджи и незнакомец. Хьюга жестко и размашисто входил в постанывающего паренька стоящего на четвереньках, иногда хватая его за волосы, притягивая ближе к себе. Их мокрые фигуры словно переливались в свете проникающих через окно лучах лунного света. Толчок. И парень сильнее выгибается, словно кошка, шипя от наслаждения. Толчок. Неджи царапает скользкие от пота плечи партнера. Толчок. Скрип пружин. Толчок. Стоны удовольствия. Толчок. Толчок. Толчок. Узумаки не выдерживает и резко разворачиваясь, не смотря над ноги, бросилась бежать прочь из злосчастного дома, но споткнувшись за ножку дивана, воскликнув, упала на пушистый ковер. Наступила гробовая тишина во всем доме. 
 - Нару? – через пару минут в комнату вошел Хьюга в банном халате. Заметив лежащую на полу девушку, парень быстро оказался рядом с ней пытаясь поднять блондинку.
 - Не трогай меня! – закричала ночная гостья, ударяя по протянутым к ней рукам не глядя – Отойди от меня! Уйди! Не трогай меня!
- Нару…
 - НЕТ! Ничего не хочу слышать! – все так же лежа на полу и сжимая ковер, надрывалась Узумаки. – Не трогай меня! Отойди! Я сама встану! Сама уйду! Только не трогай меня! Не говори со мной!
 - Нару…
 - Как же так?! Ты ведь говорил мне что любишь! Говорил, что никогда не уйдешь. Что любишь и не бросишь. А что же на самом деле? Чем я хуже? Чем? – все тише и тише говорила Нару, словно сама с собой.
 - Да послушай же ты меня! – встряхнул парень голубоглазую девушку. – Я люблю тебя и только тебя.
 - Врешь, – твердо заявила блондинка, смотря в глаза любимого.
 - Нет. Я люблю только тебя…
 - А там, в комнате, ты этому ублюдку любовь ко мне доказывал? – съязвила Нару.
 - Я люблю только тебя, – снова повторил Неджи. – Но пойми, ты меня не возбуждаешь…
 - Что? – ошалело спросила девушка.
 - Послушай, я люблю тебя всем сердцем. Тебя и только тебя… но после того, как погиб наш ребенок, меня больше не возбуждают девушки, – пояснил хозяин дома, смотря в широко распахнутые в удивлении глаза возлюбленной. Воцарилась напряженная тишина. 
 - А если… – тихо начала Узумаки. – Если бы я была парнем, все было бы по-другому? Ты бы хотел меня?
 - Возможно, – пожал плечами длинноволосый брюнет. – Но ты не парень. И я все равно не перестану любить тебя. Так что не уходи. Слышишь? Не уходи, прошу. Я не смогу ведь без тебя, – обнимая девушку, тихо шептал Хьюга, моля остаться с ним. Вот так, сидя на полу в объятьях любимого, Нару смотрела в окно на звезды, не понимая, почему же именно ей выпал такой тернистый путь. И почему мама и папа на небесах не присматривают за ней, а лишь бесстрастно наблюдают. 

***
Нару всегда говорили, что она сильная не только физически, но и духовно. Сколько она себя помнила, все так считали, даже Сакура. Узумаки и сама это прекрасно понимала. Она никогда не сдавалась. Всегда шла вперед не оглядываясь. Даже если падала, всегда вставала и продолжала путь, как бы больно не ушиблась при падении. Боролась до конца. А за собственное счастье цеплялась так, чтобы оно не смогло уйти. Вот и сейчас, девушка не собиралась сдаваться и отступать. Она не станет играть в жертву, а пройдет все препятствия на пути, как бы не было трудно и больно. 
 Именно по этой причине сейчас Узумаки сидела в кресле и ждала.
 - Узумаки-сан, проходите, пожалуйста, – оповестил блондинку молодой мужчина с седыми, почти белыми волосами, в очках а-ля Гарри Поттер. 
  - Благодарю, – поклонилась девушка и, глубоко вздохнув, вошла в кабинет.
 
- Оооо, какая очаровательная особа. Чем могу помочь? – протянул змееподобный мужчина, сидящий за столом. Узумаки несколько раз моргнула, привыкая к приглушенному свету комнаты. 
 - Я слышала, что Вы один из самых лучших пластических хирургов, и поэтому я хочу, чтобы Вы провели операцию… – набравшись смелости, начала говорить пациентка.
 - Но у Вас…– начал было доктор.
 - По смене пола, – закончила предложение Нару и подняла взгляд на собеседника. Мужчина удивленно пару раз похлопал глазами, но через пару секунд расплылся в довольной улыбке.
 - Хорошо, я согласен. Надеюсь, Вы ознакомились с расценками.

***
 - Не беспокойтесь, Орочимару-сама - великий хирург, все будет хорошо, – заверила молодая медсестра Узумаки, вкалывая в вену снотворное.
 - Да я и не боюсь, – беззаботно улыбнулась блондинка, на самом деле внутренне вся дрожа от страха.
 - Вот и славно. А теперь расслабьтесь и медленно считайте в обратном порядке от десяти, – велела девушка в белом халате, убирая оборудование.
 - Десять, – глубоко вздохнула блондинка. – Девять, – по телу разлилась приятная слабость. – Восемь, – словно через вату Узумаки слышала звонок мобильного. Схватив маленький аппарат почти неслушавшейся рукой, девушка ответила на звонок.
 - Да, – язык словно прилип к небу, и было тяжело говорить.
 - Узумаки, твою нехай, ты вообще где! – раздался сердитый голос Сакуры. – Нару, ты меня слышишь! Нару! Нару! На…

***
 
 - Наруто! – раздался хриплый голос совсем рядом.
 - А? – голубые глаза распахнулись.
 - Не «а», а харэ брыкаться. Достал, – буркнул темноволосый парень и повернулся спиной к Узумаки.
 - Сволочь ты, – протянул блондин – Мне, между прочим, плохой сон приснился. 
Тишина.
- Правда, звезды красивые? Жаль сейчас не лето. Нэ? - смотря через чужое плечо в окно на еле заметное мерцание в небе, спросил блондин. 
- Спи уже, – устало произнес возлюбленный, устраиваясь удобнее.
 - Можно я тебя обниму? – робко поинтересовался голубоглазый парень, прекрасно зная, что без этого можно и по зубам схлопотать. – Эй, Саске?
 - Честное слово, Узумаки, мне иногда кажется, что ты девчонка, – ответил Учиха, давая понять, что ответ «Да». Довольный Наруто прильнул ближе к теплому телу и обнял его, утыкаясь носом в чужое плечо.
 - Я люблю тебя «Жаль мы не встретились чуточку раньше» 
  - Спи.
Ночная тишина. 
Категория: Фанфики | Добавил: Юся (06.08.2011)
Просмотров: 772 | Комментарии: 2 | Теги: саскенаруто, яой, трилогия жизни, наруто, драма, не ЗАКОНЧЕН, слеш, в процессе, гет, фанфики | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 2
2 Исида  
Юся у тебя с граматикой все норм, только с запятыми немного не порядок. И ещё я немного не поняла: "... и заливаться слезами..." может не заливаться а заливались или начинали заливаться? question

1 Исида  
Классно, biggrin автор продолжайте в том же духе. wink Хочется узнать а что будет дальше??? tongue

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]