Шаблоны для сайтов в системе uCoz
Главная » Статьи » Ориджиналы

Цена счастья. (Глава 2)

Жизнь – фигня и несправедливая штука, как заметила в столовой Людмила. Это особенно сильно ощущается на уроках литературы. Проигравшие в драке за последние парты, где, абсолютно без зазрения совести, можно было заниматься лодырничеством (хотя бесспорно, этим можно заниматься в любой точке класса, невзирая на отдалённость места от преподавателя, но чаще всего менее продуктивно), старательно делали вид, что что-то записывают, что их очень интересует проблема главных героев, имен которых, к слову, они не знают, а многие, не совсем удачно, хотят уверить всех окружающих, что слушают учителя, а не музыку в наушниках, которая слышна на весь кабинет, и нога на самом деле дергается в такт голоса литературоведа. Кстати, о самом преподавателе: ему было абсолютно все равно, чем заняты дети, свое он всегда урвет в конце четверти, когда можно будет отомстить. Зуб за зуб, глаз за глаз. И вот в  так вот, по обоюдному согласию, зевающий учитель и школота поглядывали на часы. И тут, самое интересное: что бы ты ни делал, чтобы обмануть этот самый закон (малюешь в тетради ручкой знаменитые круги из фильма «Звонок», закрываешь глаза, словно ты спишь, в надежде на то, что время должно «оп» и резко вперед – с утра, когда «еще пять минуточек, а в итоге проспал» всегда выходит - переписываешься в социальных сетях, слушаешь музыку, все эти махинации все равно терпят фиаско. Поэтому каждый раз приходится долго и упорно «высиживать». И вот, когда уже готов лезть на стену, звенит звонок и дети, как солдаты по тревоге, срываются со своих мест, желая оказаться как можно дальше от места пытки.

Когда Алексей амёбой добрался до вестибюля, еще издалека видя толкучку, что собралась у входных дверей, на одном из окон его уже подстерегала лучшая подруга.

 - Выглядишь помятой, - признался парень. Людмила в ответ посмотрела на него, как на врага народа, после чего, не слезая с подоконника, повисла на друге, простонав:

 - Это была математика у Коррозии. Мы выживали, как могли.

 - Ну-ну, - похлопав мученицу по плечу пару раз, попытался успокоить ту Алексей.

 - Чурбан бессердечный, - поставила диагноз девушка – Я к нему со всей душой, а он… Эх… Ладно уж, готов к труду и обороне? – без остановки поинтересовалась  Люся, спрыгивая с подоконника.

- Даже если не готов, можно подумать, тебя это остановит, – вздохнул парень.

Согласно гыгыкнув, Лю схватила жертву под руку и потащила того к выходу.

***

 - Так, где холодильник знаешь, вся найденная провизия всецело твоя, я в душ, – скинув на ходу туфли и по дороге, не глядя, закинув сумку в свою комнату, Мила скрылась в ванной. Алексей, не в первый раз находящийся в квартире лучшей подруги (порой ему казалось, что тут он проводит времени больше, чем в своей родной «берлоге») сначала навестил компьютер, и лишь после того, как из колонок загромыхала музыка, с чистой совестью направился на кухню. В тот момент, когда Мила выбралась из ванной, ее уже ожидали бутерброды и горячий чай.

 - Хозяйничаешь? – наблюдая за тем, как парень нарезает колбасу для очередного «кулинарного шедевра», девушка стащила с тарелки уже готовую пирамиду из продуктов и, усевшись за стол, одной рукой продолжила сушить волосы полотенцем.

 - Зачем ты волосы мыла? Они сохнуть до вечера будут, – вздохнул парень.

 - Не зуди. У меня муж алкашом не будет, так что быстро высохну, – отмахнулась подруга.

 - А при чем здесь вообще муж?

 - Примета такая. Да угомонись ты, не на роту готовишь. Сядь! – махнула рукой девушка так, что только по счастливой случайности не отправила кружку в полет.

На какой-то момент между ребятами настала тишина, нарушаемая надрывающимися криками рок певцов.

  - Кста, чего там ребята хотели-то? – оторвавшись от такого важного дела, как поглощение пищи, поинтересовался Леша.

 - Да как обычно хлеба, зрелищ и разврата, – отмахнулась Людмила. – Лучше вот что скажи: ты в сценке будешь участвовать?

 - С ума сошла, женщина?! – ужаснулся парень. – Посмотри на меня.

 - Слушай, задрал  меня уже со своими девчачьими комплексами! Давай я сейчас тоже сяду и начну эмосячить.

 - А тебе-то что? Ты же красивая.

 - Где? Солнце мое, то, что у меня грудь вываливается из всех маек еще не показатель красоты. Сиськи не правят миром, как вы считаете. Мне вот, например, тоже не нравится, что у меня зад и ноги, как у мамонтихи, однако никто об этом не догадывается. Господи, что я себя в пример привожу. Восьми всеми эту любимую-разлюбимую Собчак. Что, хочешь сказать, красавица? Та шишки-бышки. Лошадь. Не сиси, не писи. Однако полстраны кричат, что красотень неписаная. А все потому, что она себя так подает, и все ей верят! Или эта, как там ее… Чехова, которая секс вела. Не баба, а буренка. Сиськи накачала, ходит довольная, а остальные места подтянуть забыла.

 - Почему сразу накачала, может свои.

 - Свои дома сидят, по гостям не шляются, - со знанием дела подняла палец вверх Людмила.

 - Мила, пожалуйста, не нужно этих нравоучений, – взмолился Алексей.

 - А ты тогда перестань фигней страдать! – огрызнулась девушка.

 - Запомни раз и навсегда, – тыча чайной ложкой в друга, строго начала хозяйка квартиры, – ты – красивый. А тот ужас костлявый, что ходит по подиумам – всего лишь навязанный молодым идиоткам стереотип, придуманный модельерами-геями. Понял?!

Удовлетворившись кивком гостя, девушка решила, что ее миссию по временной вправке мозгов можно считать выполненной, и со спокойной душой долила кипяточку в кружку.

***

Устроившись за одним из столиков, «парочка» ожидала, когда соберется весь народ. Клуб «Гараж» был единственным рок-клубом в городе, и одним из мест, где чаще всего собирались неформалы всех калибров и фасонов, начиная от недовымерших эмо и заканчивая анимешниками. Каждые выходные в клубе проходили концерты и «пати» для разных субкультур, так что никто не оставался в обиде, по будням с утра репетировали местные группы, а вечером проходили живые выступления или крутили разнонаправленные популярные и не очень песни. Но, несмотря на то, какая музыка, и кто учиняет разруху, компания в лице Людмилы, Алексея и других не менее незабываемых личностей встречались вместе, для обсуждения очередных «важных» вопросов.

 Сегодня на сцену должна была выйти группа из другого города, название которой Леша даже не знал, но, по словам Канды, пользовалась бешеной популярностью. Кстати о самом Канде – он являлся помощником менеджера, поэтому бесплатный черный вход и соответственно любой столик на выбор для ребят всегда были гарантированы.  Естественно, всегда оккупировалось одно из дальних мест, где можно было нормально поговорить, не надрывая глотки в попытке перекричать голосистого вокалиста, но при этом прекрасно была видна сцена.

Когда очередная группа стала настраивать инструменты, к сидящим на излюбленном месте подросткам подошел Канда и свалился, как мешок картошки на диван.

 - И тебе привет,  - наигранно обиделась Людмила.

 - Отстань старуха, я в печали, – загробным голосом взмолился помощник администратора.

 - Ты что, бессмертный? – оскалилась Людмила.

 - Я тебя не боюсь.

 - Ой, зря-я-я, – на эту шуточную угрозу Канда показал «печать посыла» и снова растекся на диване.

 - А где все?

 - Не знаю, звонила им недавно, говорили, что уже подъезжают но, зная их, могу с точностью сказать, что часть только собирается, – набирая что-то в телефоне, ответила Мила.

 Алексей все это время не вмешивался в разговор. Он предпочитал отмалчиваться, но как ни странно, чувствовал себя в своей тарелке среди подобного балагана и людей, которые его учиняли. Собрала весь народ Людмила, и по каким критериям - не понятно. Единственное, что их объединяло: все они ненормальные и никогда не устраивали пьяный дебош.

 - Люди опозданием выказывают неуважение к ждущим их, – неожиданно послышался негромкий голос.

 - О, Бурда! – радостно воскликнул подавший признаки жизни «труп», запрокидывая голову так, чтобы видеть стоящую за его спиной девушку.

 - Привет, – поприветствовала всех новоприбывшая, присаживаясь рядом с Милой на край диванчика.

 - Никого из наших по пути не встретила?

 - В данной ситуации это глупый вопрос, – доставая из сумки очки и планшет, так и не дала точного ответа Бурда.

 - Не умничай, – скривился Канда, но судя по каменному лицу «умничавшей», она пропустила слова мимо ушей, либо посчитала лишним отвечать. Пролистав чтиво до нужной страницы, девушка погрузилась в мир, придуманный очередным автором.

На самом деле девушку прозвали «Бурда» не случайно. Как собственно и Канду. Последний получил подобное погоняло вовсе не из-за внешности, или характера (насколько об этом знал Алексей, ведь ни разу не видел знаменитого героя), а лишь благодаря тому, что первый его косплей пришелся именно на этого аниме персонажа. А вот вечно серьезную, не выражающую никаких эмоций, тихо говорящую девушку благодаря ее уму прозвали в честь «- Я Борис Бурда и у меня хрустальная сова».  Оно и понятно, ведь:  коротко стриженые волосы, карие глаза, всегда спрятанные за стеклами очков, невысокий рост, худощавая фигура с отсутствием ярко выраженных радующих мужской взгляд  выпуклостей – далеко не внешность знаменитого тезки. Хотя, Канда уверял, что прозвище появилось из-за того, что девушка вечно несла «какую-то бурду».

С четверть часа компания сидела в тишине, занимаясь своими делами. Зазвонил телефон Милы.

 - О, явилась, – не глядя на дисплей сбросила звонок та.

 - Канда! – хлопнула девушка вышеупомянутого по бедру, после чего тот жалобно пискнул, подскочив на месте, – поднимай сраку и иди, впускай Беду.

 - Совсем бабье озверело, - тихо бурча себе под нос и потирая пострадавшую конечность, Канда поднялся с диванчика и пошел в сторону черного входа.

 - Это мужичье охлюпилось! – не осталась в долгу «терминатор в юбке». Ал сделал вид, что его здесь нет.

- Привет, ай! – дружно повернувшись, ребята заметили, как на ступеньках, что вели на возвышение, где и располагался стол,  оступившуюся розоволосую девушку поддержал за локоть Канда с невозмутимым лицом.

- Все нормально, – стала заверять подруга, но сделав шаг, снова споткнулась.  Наблюдая за этой картиной,  Бурда закатила глаза и вновь уткнулась в книгу.

Марию, пожалуй, можно было бы назвать классическим неудачником, если бы у авторов фильмов и книг была настолько богатая фантазия, чтобы создавать таких персонажей. С бедняжкой вечно что-то случалось. Она часто спотыкалась, что-то роняла, вечно везде опаздывала, ни один телефон не продержался у нее более полугода, а последний поход в салон красоты закончился тем, что вместо красного аккуратного мелирования ее волосы были выкрашены (чтобы выровнять тон) в ядерно-фиолетово-свекольный цвет. И это далеко не весь список. Одним словом: беда.

- Ты принесла, что я просила? – наклоняясь через стол, требовательно спросила Мила, как только подругу усадил рядом с собой Канда. Ответчица активно закивала головой, после чего, порывшись в своей сумочке, явила миру стопку журналов.

  - Ты куда на стол лезешь, дура! – возмутился Канда, за что отхватил леща свернутой макулатурой по макушке от Людмилы (оскорбленная личность успела выхватить один из принесенных ей журналов).

 - Хам!

 - Ай, бешенная, ты че совсем озверела! – взревел парень, вцепившись в многострадальное оружие из бумаги.

 - Пусти! – взвизгнула девушка и потянула другой конец на себя.

 - Хрена пухлого!

 - Да вы его сейчас порвете! – встрял Алексей и, вызволив потрепанный глянцевый разносчик сплетен, вернул его хозяйке. Но на этом разборки не закончились и ребята, не обратив особо внимания на потерю «оружия» продолжали выяснять отношения на тему: «дура, сам дурак». И не остановились бы они еще долго, если бы не послышался возмущенный громкий голос:

 - Ты почто боярыню обидел, смерд!

- Чтоб ты сдох, каналья, – прошипел Канда.  Повернувшись к улыбающемуся во все тринадцать два другу, он тыкнул в него пальцем и заорал. – Казак, без коня не смей ко мне подходить.

Парень на секунду замер, а после…

 - Скок-скок, – расставив в стороны ноги, и чуть присев, припрыгал к «смерд» «казак».

 - Это что? – выгнул бровь в удивлении Алексей.

 - Он маленький, – и поняв, что ляпнул. – В смысле конь!!!

 - Ну-ну, оправдывайся,  «блондиночка».

 - Че за наезд на Усуи?! – возмутилась Людмила.

 - Ну, ты и скотина, убью! – удерживая Канду в захвате со спины, хотел было еще что-то сказать обиженный в лучших чувствах парень, как чуть ли не на весь зал послышалось восторженное громкое:

 - Яой!

Блондин отскочил от друга как от прокаженного. И с напускным ужасом взглянул на неизвестно откуда взявшуюся девушку.

 -  Усаги-сан, ты читаешь мои мысли! – расплылась в довольной улыбке Мила.

 - Рыбак рыбака, – философски изрекла Бурда, не отрываясь от чтения.

 - Ну, чего приперлась извращенка-гомозащитница? – с показным недовольством поинтересовался Канда.

 - Ща схлопочешь, – клятвенно пообещала та, хлопая Алексея по коленке, чтобы тот подвинулся, и потянулась за журналом в руках  Беды.

 - Чокнутая дура.

Яойщица сорвалась с места и с горящими глазами побежала за рванувшим от нее Кандой игнорируя крики: «Это не я сказал!» и заливающихся смехом друзей.

 - Ты как зашла? – поинтересовался Ал у запыхавшейся, но отомщенной Усаги-сан, когда та устало рухнула рядом с ним.

 - А, Толик-покойник меня впустил, – обмахиваясь журналом, призналась подруга. – Он как раз курил.

 - Куда ему еще и курить, он и так вечно вялый, - покачала головой Маша, но заметив пошлые улыбочки, тут же воскликнула: – Я не это имела в виду!

 - Эй, Жека! – гаркнул мужчина в микрофон. – Иди сюда.

 - Иду! – страдальчески закатывая глаза, громко ответил Канда начальнику. И, сверившись со временем в телефоне, обратился уже к сидящим. – Щас уже открытие будет. Бухта должна уже быть за стойкой, так что идите, покупайте, что нужно, пока народ не хлынул.

 - Так, Ал, ноги в руки и пошли, – дала команду Людмила, поднимаясь. Почпму-то ходить за тем, чем «подкрепиться» было негласной обязанностью именно этих двоих.  

В помещение стали заходить первые посетители.

Ожидали своего заказа ребята уже в толкучке. Стараясь ничего не уронить, Леша подтолкнул бутылку с колой коленом удобнее в руку и повернулся в сторону Людмилы узнать, не нужна ли ей помощь, но наткнулся взглядом на Макса. В народе более известного, как Мурзик, просто Мурзик.

 - Привет, – улыбнулся Ал, но объект любезности его проигнорировал. Подумав, что его не заметили, черноволосый парень еще раз попытался:

 - Привет!

Максим обернулся и, скользнув ничего не выражающим взглядом по улыбающемуся Алексею, отвернулся обратно к барной стойке. Улыбка тут же погасла.

 - Че встал-то? – пихнула друга плечом в спину Людмила. – Пошли.

Ал аганул и ребята активно стали работать локтями, пробивая себе путь.

Определенно, скоро у меня будет прозвище «Леша, который не смог» невесело думал парень, прижимая к себе бутылки. 

Категория: Ориджиналы | Добавил: Юся (09.11.2014)
Просмотров: 169 | Теги: Романтика, м/м, драма, в процессе, гет, фанфик, повседневность, слэш, ориджинал | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]